Почему уволены независимые члены набсовета Нафтогаз Украины

Нафтогаз Украины

Последние независимые члены наблюдательного совета директоров НАК «Нафтогаз Украины» Пол Уорвик и Маркус Ричардс покидают набсовет компании. Причинами названы сворачивание реформ со стороны правительства. Единственным членом набсовета, если отставку примут, станет бывший министр энергетики Владимир Демчишин, ставленник президента Петра Порошенко.

Есть еще одна — личная — причина отставки. Это налоговые декларации, которые теперь должны заполнять даже иностранцы, если их угораздило пойти на работу в госкомпании или прямо на госслужбу. Об этой проблеме в «Нафтогазе» заговорили первыми: требования к директорам-иностранцам были излишними.

В апреле 2017 года Верховная Рада обязала независимых директоров декларировать имущество и передать управление инвестиционными активами украинскому управляющему, лицензированного в Нацкомиссии по ценным бумагами фондовому рынку.

Кроме того, правительство никак не могло сдержать свое обещание — не вмешиваться в оперативное управление компанией. Политизация увольнений в «Укртрансгазе», задержка платежей (из-за несвоевременного начисления субсидий правительством) и ужесточение к декларированию с одной стороны и задержка в выполнении утвержденных планов реформы уже давно беспокоили независимых членов набсовета «Нафтогаза». В апреле 2017 года они предупредили об угрозах и сообщили, что готовы уволиться.

«Мы обращаем Ваше внимание на то, что независимые члены наблюдательного совета подпадают под действие закона Великобритании о взяточничестве (UK Bribery Act), а также закона о коррупции за границей США (US FCPA), которые имеют далеко идущие последствия для лиц, которые прибегают к коррупционным действиям», — заверяли члены набсовета НАКа.

Они тогда встречались с вице-премьер-министром Владимиром Кистионом, который обещал урегулировать все проблемы.

Но, как рассказал сегодня на пресс-конференции глава правления НАКа Андрей Коболев, эти вопросы так и не были решены. Хотя подачи деклараций иностранцам не избежать даже после увольнений, их сильнее волновало другое требование. Передавать акции в управление какой-то украинской компании — директора восприняли как невыполнимое.

«Не является большой проблемой для иностранцев задекларировать что-то. Проблема — требование передать акции украинскому лицензированному управляющему. Эта проблема очевидно ограничивает привлечение иностранцев. Если, к примеру, Хельге Лунд, который работал в Statoil, согласится передать свои акции украинскому управляющему, тогда я встану и спрошу: «Человек понимает ситуацию? Может он не понимает проблематику?», — посетовал Коболев.

Негарантийный случай

Контракты с независимыми членами набсовета подписали в 2016 году на четыре года. В апреле 2017 года орган должен был получить более широкие полномочия в управлении компанией. Например, утверждать инвестиционные и финансовые планы «Нафтогаза» и его «дочек».

Но вместо расширения полномочий, Кабмин задумал расширить состав наблюдательного совета НАКа.

В предыдущем конкурсе поиском кандидатов занималось рекрутинговое агентство Odgers Berndson. Из 100 кандидатов в шорт-лист вошли 12 экспертов.

Независимых директоров выбрали на конкурсной комиссии при Министерстве экономического развития и торговли (МЭРТ), в которую входили министры, представители Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и Мирового банка (основные кредиторы «Нафтогаза»).

Новых членов в расширенный набсовет Кабмин решил выбирать узким кругом замминистров и госсекретарей. В конкурсную комиссию вошли госсекретари Кабмина и Минэкономразвития, директора департаментов Кабмина по вопросам управления госсобственностью и юрдепартамента, первые замы министров энергоуглепрома, финансов и юстиции.

Уровень требований к кандидату снизился: высшее образование и 5 лет управленческого опыта или опыта работы на госслужбе. Об опыте работы в нефтегазовом секторе, а тем более — в компаниях мирового уровня, речь уже не идет.

Несмотря на невысокий барьер, Кабмин разыскал лишь 12 кандидатов на должность и, по словам Кистиона, к концу сентября 2017 года комиссия определится с новыми членами набсовета «Нафтогаза». Теперь планы придется корректировать.

Премьер-министр Владимир Гройсман сегодня заявил, что обновление набсовета будет публичным и с участием международных партнеров.

Роль независимого наблюдателя

Наблюдательный совет Нафтогаза — первый в украинских госкомпаниях, который максимально близок не только формальным, но и реальным принципам корпоративного управления Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

В набсовет входили три независимых директора и два представителя государства. Независимые директора Маркус Ричардс и Чарльз Проктор раньше работали в British Petroleum, Пол Уорвик — в ConocoPhillips.

Представителями государства были Юлия Ковалив, которая на момент назначения была заместителем министра экономразвития, и Владимир Демчишин, экс-министр энергоуглепома.

Айварас Абромавичус, на тот момент — министр экономразвития Украины, был уверен, что с апреля 2017 года набсовет сможет утверждать финансовые планы «Нафтогаза» и его «дочек». Это беспрецедентный уровень самоуправления для госкомпании, особенно — масштаба «Нафтогаза». До сих пор его финансовые планы, как и остальных госкомпаний, утверждал Кабмин, и обычно происходит это примерно в конце текущего года.

Обычно в украинских реалиях интересы государства в набсоветах компаний представляют директора департаментов профильных министерств и Фонда госимущества. Зарплату за свой труд они не получают, а голосовать имеют право только по инструкциям руководства своего ведомства.

Иногда госорганы «забывают» о своей обязанностей и даже не направляют своих представителей в набсоветы компаний. Например, в 2016 году Кабмин не утвердил для ФГИ задания для голосования на собрании акционеров ПАО «Одессаоблэнерго». Остальные акционеры ждать правительство не стали и государство лишилось своего представителя в набсовете компании.

Идея независимости и деньги

Реформу «Нафтогаза» Кабмин инициировал не в одиночку, и не сказать, чтоб от хорошей жизни. Нормы корпоративного управления ОЭСР предполагают минимальное вмешательство акционера в оперативное управление компанией.

В Украине огромное количество государственных компаний формально оформлены как публичные акционерные общества, с наблюдательными советами и другими атрибутами корпораций. Но назначения в них происходят скорее по политическим мотивам, о выборе эффективной стратегии работы речь не идет вовсе. Отследить политическую подоплеку принятия решений можно на примере почти любой госкомпании — как только меняется правящая партия в парламенте, меняется политик в кресле премьера — меняются директора.

«Нафтогаз» должен был стать первой госкомпанией, которая разорвет порочный круг: таким было решение правительства и Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), главного кредитора НАКа на тот момент.

Для правительства Арсения Яценюка это был, как минимум, красивый пиар-ход. Компанией уже руководил его ставленник Андрей Коболев и, несмотря на повальное в тот период увлечение конкурсами на руководителей госмонополий, должность руководителя НАКа так и не выставили на конкурс.

Для ЕБРР качественный набсовет был своего рода прививкой от вечной непрозрачности «Нафтогаза» с одной стороны и любви правительства закрывать провалы своей социальной политики чужими деньгами.

Корпоративная реформа «Нафтогаза» была одним из важнейших условия для займа в $500 млн на покупку Украиной природного газа.

По словам замглавы «Нафтогаза» Сергея Коновца, ЕБРР выделил «Нафтогазу» $500 млн под государственные гарантии. И в случае невыполнения правительством своих обязательств имеет право ограничить объем кредитной линии, отозвать займ или объявить дефолт по обязательствам.

Интриги добавляет тот факт, что вторая крупная кредитная линия — условия по займу НАКа у Мирового банка на $300 млн связаны с обязательствами по кредиту от ЕБРР.

Реформа управления как устранение политического влияния

Гройсман на сегодняшнем заседании правительства отметил роль «Нафтогаза» как монополии и заявил, что компания должна воздержаться от попыток влиять на цены.

«Монополии всегда пытаются использовать свое положение, чтобы необоснованно повышать цены, повышать расходы. Я не допущу, чтобы любая монополия необоснованно хотя бы как-то приближалась к корректировке цен на газ в нашей стране», — сказал премьер.

Речь идет о споре о формуле ценообразования газа для населения, религиозных организаций и теплокоммунэнерго, которые поставляют тепло этим категориям. В апреле Кабмин утвердил цену на газ на уровне 12-месячного индикатора немецкого газового хаба плюс транспортировка. В конце лета, во время расчетов финплана «Нафтогаза», обнаружилось, что цены на газ за год подросли и Кабмину нужно повышать цены в Украине.

Правительству такая ситуация не понравилась, финаплан НАКа был утвержден со скандалом, но без повышения цены. Финпланы «дочек» НАКа «Укргазвыдобування», «Укртрансгаза» и «Укртранснафты» не утверждены до сих пор.

Именно такие ситуации должен был решать независимый набсовет компании и приверженность правительства к реформе рынка газа.

Цена голубого топлива в стране должна была соответствовать утвержденной правительством формуле, а финпланы — утверждать на уровне набсовета «Нафтогаза».

Вот как проблему описывала Ковалив в феврале 2016 года: «Компания была ключевым элементом в схеме политических элит: обещания «дешевого» газа для народа в обмен на право получать коррупционную ренту. «Дешевый» газ в итоге дорого обходился налогоплательщикам, и растущие от года к году убытки «Нафтогаза» покрывались именно за их счет».

Премьер Гройсман пообещал, что нового подорожания газа для населения в 2017 году не будет. Поэтому все вышеперечисленное — пока в разряде несбывшихся планов.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *